Рансьер - Несогласие

Рансьер - Несогласие

Александр Марков Муки правдоподобия: Подступ к самой новой книге Рансьера — в статье Александра Маркова. Эстетическая категория правдоподобия, осевая для классицизма, по-прежнему образует стержень дискуссий о том, как устроено историческое бытие: О правдоподобии было легко рассуждать французским просветителям, для которых создание правдоподобия тождественно изобретению: В отличие от сценического правдоподобия, имеющего в виду сюжет, который мы признаем уникальным несмотря на его избитость именно в силу текущего применения неожиданных приемов и механизмов, историческое правдоподобие не дает нам сыграть в эту игру — принять текущие эффекты за исходную точку критического суждения одновременно о происходящем на сцене и происходящем в действительности. Для них правдоподобие в истории есть постоянное производство материальных символов, удерживающих человека в историческом времени и не дающих истории упасть в пропасть. Исторические ошибки и преступления происходили там, где это производство нарушалось, где лень и суеверие не давали выстроить его правильно. Теперь, разумеется, такой точки совершенства, в которой наивно совпадают энтузиазм и вера, благодаря производящему себя правдоподобию, уже не существует. Это первая ступень любви. На второй становятся более разборчивыми.

Социальный поворот в современном искусстве

Подтверждение тому — исключительная популярность"художников взаимодействия" 1 , например Риркрита Тираванийи, а также рост числа менее известных художников, работа которых строится на непосредственном задействовании конкретных людей, групп и сообществ. Подобное искусство поддерживают всевозможные биеннале, а также многочисленные художественные ведомства, склонные теперь чураться установки традиционных скульптурных памятников, высмеянных как"" или"какашка посреди площади".

Мивон Квон определяет цели этого искусства как"спецификацию сообщества", Грант Кестер называет его"диалогическим искусством", Карлос Базуальдо —"экспериментальным сообществом".

страх, национальная безопасность, человеческая безопасность, Как отмечает Ж. Рансьер, государственный аппарат (policia).

Политика и полиция в литературном обиходе Просмотров: , Задача каждой из коллективных монографий, выходящих в рамках серии, — оценить вклад того или иного современного теоретика в развитие того или иного проблемного поля; ср. Как-никак во Франции особенно, может быть, в Париже думать — значит писать, в том числе литературные тексты или тексты о литературе. Ряд литераторов, по поводу которых он развивал свои идеи, тоже внушителен: Оба эти списка могут быть распространены.

Рансьера рассматривает эстетику и политику как равнозначные виды деятельности, смысл которых сводится к реконфигурации чувственного опыта. Такой подход является феноменологическим. Он позволяет развивать идею демократии как несогласия, но вместе с тем сводит эстетику и политику к сопротивлению, не предполагающему позитивной социальной программы.

Эстетика И. Канта и эстетические режимы Ж. Рансьера проявление уважения: испытание страхом, смирение гордыни и признание.

Вопреки своему желанию, я был к этой накладке причастен. Посему я считаю необходимым публично принести свои извинения Алену Бадью, который, как мне известно, ни разу не усомнился, что речь и в самом деле шла о случайности. Подобного рода заседание, как вы знаете, должно иметь форму дебатов, а не восхваления. Я, однако, собираюсь отступить от этого правила: На сегодня мне известно мало книг подобного разма ха и подобной смелости мысли: К этой книге, к серьезности и строгости ее поэтики с мыслью о Беньямине, я имею в виду: Не только потому, что, слабый в матеме, хочу ей обучиться матейн.

Это великая книга просто потому, что она свободна. Я заявляю об этом только для того, чтобы думать о ней, ничем себя не ограничивая. Но все же об этом за- являю.

Жак Рансьер: искусство – это ненаправленный взрыв

Мировое правительство Жак Рансьер Нам следует с большой подозрительностью относиться к понятию"массовый страх". Наши правители и интеллигенция с готовностью приписывают феномен страха и ненависти широким массам, считая себя людьми, которые стоят выше этих эмоций. Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи распространяются именно властями. В этом им способствует такое вездесущее понятие, как безопасность.

Оно объединяет в себе все опасности, которые только могут угрожать отдельному человеку и всему обществу, превращая"небезопасность" в нашу ежедневную реальность и в форму нашего сознания Наши политические лидеры с радостью выступают в роли"спасителей", пекущихся о нашей безопасности.

Рансьер Жак На краю политического / Пер. с франц. характер той фигуры, что перестала быть объектом страха и упования, служит для поддержания.

Губительное равенство уступало место расчету экономически выгодного и социально терпимого равновесия. Но это по видимости скромное положение на самом деле включает в себя предположение, из-за которого возникает вся проблема. Ее переворачивание оборачивается разрывом. Необходимо утверждать два основополагающих контрпринципа: Оно предполагает отделение мысли о политике от мысли о власти.

Я не мог бы ретроспективно видоизменить их, не избавившись от самого смысла работ. Я благодарю директора этого издательства, Даниэ-ляЛе Биго, за то, что он дал этому новому варианту книги увидеть свет. Не сто, а сто десять. Сущностью обещания является избыток. Ибо злом оказалось как раз обещание:

Жак Рансьер: олигархи"продают" чувство опасности

Этический поворот и эстетический режим: Клер Бишоп о партиципаторном искусстве Фото: Ее место заняла этика, предлагающая новые критерии для оценки произведения: Историк искусства Клер Бишоп выступает против инструментализации этики в качестве стратегической зоны, в которой происходит крах политического и эстетического протеста. Этический поворот Часто отмечают, что социально ангажированные практики крайне сложно обсуждать в привычных категориях художественной критики. Цель Робертс и основной группы проекта состояла не просто в том, чтобы предложить внешней публике некий эстетический или интеллектуальный опыт, а в том, чтобы облегчить создание временного сообщества, включенного в процесс решения серии практических задач.

болезненное любопытство, смешанное со страхом перед неизвестным. А. Бадью, Ж. Рансьером, Ш. Муффом, 31 СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ.

Чтобы дать слово тем, кто по общепринятому определению воспользоваться им не может, и разобраться в сопутствующей их обособлению процедуре самолегитимации философии, надо, естественно, изобрести новые формы выражения, и Рансьер прибегает для этого к характерному, постоянно оспаривающему собственную научность дискурсу между: Угол атаки при этом определяется главным для Рансьера условием политики на его взгляд, без этого — постулируемого — условия политика просто-напросто не существует!

Равенство для него — отнюдь не политическое, а этическое и философское понятие, определяющее политические ситуации и конфликты; будучи независимым от экономических или каких-либо еще споров или конфликтов, оно диагонально законам или установлениям, всегда выламывается из плоскости настоящего и требует его постоянного переопределения. Само оно при этом недостижимо, но, настаивает Рансьер, постоянно требует своего прокламирования, пусть даже просто в форме исключения любых основанных на неравенстве и на неравенство ориентированных положений и высказываний.

Для формулировки этого проекта он первым делом выявляет характерные черты подобного сообщества в форме противопоставления демократии охлократии как динамического проекта — статической ситуации, принципиально незавершимого становления — ставшему: И далее естественным образом Рансьер приходит к собственному пониманию демократии: Несогласие — это извечный конфликт между людьми, и проистекает он не по недоразумению, не из противоположности интересов, не из сознательного обмана или злонамеренности, ибо несогласие заложено в самой человеческой природе, ибо определенный раскол содержится уже в самом логосе, расщепленном на логику и слово: При этом траектория движения Рансьера — ретроанализ: Основные выводы Рансьера двояки: Традиционный философский платоновский подход: Этот теоретический скандал — не что иное, как рациональность несогласия.

Посему целью Рансьера в дальнейших работах становится показать, что и как по видимости несовместимые дискурсы — эстетический, постулирующий автономию самоопределяющегося искусства, и политический, видящий в искусстве всего лишь одну из форм коллективного опыта, — основаны на одном и том же режиме мысли, решающие моменты которого можно реконструировать.

По Рансьеру, от эстетики до политики всего один шаг: В эту дискурсивную линию естественно вписывается и проводимый ниже параллельный анализ крена к этике в политике и эстетике.

Вы точно человек?

Жак Рансьер Эстетическое бессознательное ч. Чтобы понять это, следует поместить рядом два предуведомляющих утверждения Фрейда. Существенно, что она однозначна, что она противопоставляет романтической и обратимой неразличимости воображаемого и реального аристотелевский склад действий и знаний, направленный к событию узнавания.

Рансьер Жак На краю политического / Пер. с франц. . психологической трагедией страстей любви и ненависти, страха и жалости.

Народ, толпа и мнимый популизм Ни дня не проходит без критики, которая со всех сторон доносится в адрес популизма и рисков, с ним связанных. Но не так уж просто понять, что означает само это слово. Ни дня не проходит без критики, которая со всех сторон доносится в адрес популизма и рисков, с ним связанных. Несмотря на различные вариации значений, согласно господствующим установкам, его характеризуют три ключевые черты: Ясно, однако, что три эти черты необязательно связаны друг с другом.

Это убеждение не влечет за собой никаких расистских или ксенофобских настроений. Для того чтобы заявить, что наши политики больше думают о своей карьере, чем о будущем своих соотечественников, или что те, кто находится у власти, действуют в интересах финансовой элиты, не требуется демагог. Оно не указывает ни на какую-то определенную идеологию, ни на последовательный политический стиль.

Оно используется лишь для того, чтобы создать некоторым людям определенный имидж. Существуют разнородные и даже противоречивые образы людей, фигуры, сконструированные с помощью того или иного способа сборки, некоторые своеобразные качества или отсутствие таковых.

Дискуссия редакции 7 с Кириллом Кобриным и Ильей Калининым


Comments are closed.

Жизнь вне страха не только возможна, а абсолютно доступна! Узнай как избавиться от страхов, кликни тут!